Новое на сайте

31.03.2019

Фоторепортаж с 52 выставки-ярмарки "Блошиный рынок"

Винтажные ткани, наряды, очки, шляпки! Запонки, зонты, а также украшения антикварные ювелирные, винтажные брендовые и безымянные. Фаянс, фарфор, серебро, медь, латунь, бронза, хрусталь. Перечислять можно бесконечно! Лучше все увидеть самим!...


24.12.2018

Пресс-релиз XLXII выставки-ярмарки "Блошиный рынок"

На блошином рынке есть все. Или почти все. Тем более, когда речь идет о выставке- ярмарке с пятнадцатилетней историей и участниками, которые способны удивить посетителей с самыми неожиданными запросами и даже добыть раритеты под заказ с блошиных рынков мира. ...


29.11.2018

Пресс-релиз XLXI выставки-ярмарки "Блошиный рынок"

Формат нашего проекта существенно отличается от обычных блошиных рынков. Наш проект собирает лучшее со всех брокантов мира, антикварных магазинов и частных коллекций для удобства тех, кто ценит время....


"ВЕЧЕРНИЕ ОГНИ" ФЕТА (пьеса)

РоссияМоскватекст27

В воскресенье, когда город нехотя просыпается, ТИШИНСКИЙ РЫНОК начинет жить своей жизнью. Сюда сходятся люди, пожилые и старые. И молодые с больными, помятыми лицами. Они раскладывают на ящиках, бочках, и просто, постелив на землю газеты, старые вещи, и стоят, притоптывая валенками, в ожидании покупателей. Дышат на руки, пьют из термоса чай.



УТРО. КВАРТИРА МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА открывает глаза. Приподнимается на локте. За окном идет снег.

На соседней подушке спит ИВАН ЕФИМОВИЧ. МАРИНА тянется к будильнику. Тут начинает звонить телефон.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА отбрасывает одеяло, ногой нащупывает тапочки. ИВАН ЕФИМОВИЧ недовольно мычит и переворачивается лицом к стенке. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА хватает трубку, плечом прижимает ее к уху, натягивая халат.

-Да!- кричит она в трубку хриплым сросонья голосом.

ИВАН ЕФИМОВИЧ ворочается в постели.

- Можно не орать с утра, - говорит он недовольно, - Привыкла в школе...

ИВАН ЕФИМОВИЧ прячется под одеяло с головой.

ДЕНЬ. НА ТИШИНСКОМ РЫНКЕ. Один старик /ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ/ вешает на забор галстук, пиджак на деревянных плечиках, а на подоконник сажает одноглазого плюшевого мишку. Рядом с ним СТАРУХА ставит на ящик треснутое фаянсовое блюдо, раскладывает на оберточной бумаге серые куски хозяйственного мыла. Беспорядочно летает сухой бутафорский снег. К ШУМУ РЫНКА ПРИМЕШИВАЕТСЯ ГОЛОС МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ, ГОВОРЯЩЕЙ ПО ТЕЛЕФОНУ.

-Женя! - кричит она в телефон, - Женечка, а я думала, это из школы звонят, мне приснилось только что, как я опоздала на урок. Да нет, мне снилась как раз не школа, а как я ее прогуляла. Женя, оставь этот разговор, сейчас все равно середина года. Стоит оттуда звонить, чтобы такую ерунду пороть. Все это мне твой папа и здесь каждый день может сказать и говорит. К тому же, у меня еще курсы. Женя, а у нас снег валит с утра, а у вас там который час? А что Даничка делает? А я сейчас на Тишинку пойду за хозяйственным мылом. Ну, вот, у меня папа из рук трубку вырывает.



ДЕНЬ. ТИШИНСКИЙ РЫНОК. К воротам рынка стекается народ. У пивного ларька выстраивается очередь. СЛЫШЕН ГОЛОС ИВАНА ЕФИМОВИЧА, ГОВОРЯЩЕГО ПО ТЕЛЕФОНУ.

- Женя, это папа, твоя мама в своем репертуаре: с утра до вечера в школе, вечером читает на курсах повышения квалификации, а по ночам еще сочинения проверяет и к урокам готовится. Скажи, скажи ей...



ОПЯТЬ ГОЛОС МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ, ГОВОРЯЩЕЙ ПО ТЕЛЕФОНУ.

- Женя, у тебя бред! Кто меня убьет на Тишинке, у меня же пистолет есть! Ты совсем меня забыл... Что ты слушаешь отца, он уже спятил, он всем уже недоволен, ворчит, брюзжит, жалуется, не хочет из дома выходить... Ну, вот, не дает мне говорить! Трубку вырывает. У вас там все здоровы? Мы тоже здоровы!



В КВАРТИРЕ МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. ИВАН ЕФИМОВИЧ выхватывает у жены трубку телефона. Прижимает ее к уху.

- Женя, Же... разъединилось, - говорит он.

- Прими лекарство, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, усмехаясь.

Поверх халата она надевает теплый платок.



НА КУХНЕ. Поеживаясь, МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА зажигает под чайником газ.

- Что-то у нас холодновато, я мерзну, - говорит она.

ИВАН ЕФИМОВИЧ, притащившись за ней на кухню, включает радио на всю катушку. По радио играет музыка.

- Жуткая холодина, - недовольно говорит ИВАН ЕФИМОВИЧ.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА усмехается, выключает радио.

- Кто у Верочки родился, не спросили, - говорит она, зевая.

ИВАН стоит, облокотившись о холодильник.

- Все из-за твоей бестолковости, - говорит он, и передразнивает МАРИНУ ЕВГЕНЬЕВНУ, - У нас снег кружится, у нас снег кружится!

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА смеется. Отодвигает Ивана в сторону, достает из хлодильника молоко.

- Ничего, в письме напишут, - говорит она.

- В письме! - презрительно говорит ИВАН ЕФИМОВИЧ.

Он стоит, прислонившись к кухонному шкафу. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА отодвигает его от шкафа, достает оттуда кастрюлю. ИВАН ЕФИМОВИЧ встает у плиты, разворачивает газету. МАРИНА забирает у него газету.

- Что это ты схватил? Это старая газета, там нужная статья. Что тебе приготовить? Кашку?

Марина отодвигает ИВАНА ЕФИМОВИЧА от плиты, ставит на огонь кастрюльку с молоком.

- Кашку! - презрительно говорит ИВАН ЕФИМОВИЧ.

- Ваня, сядь, что ты стоишь все время на дороге? Не капризничай, умоляю тебя, мне в школе хватает. У меня дома должен быть тыл!

ИВАН ЕФИМОВИЧ садится на стул, МАРИНА выхватывает полотенце у него из-за спины. Становится над кастрюлькой с молоком, готовясь засыпать туда манную крупу.

- А ты позаботилась о том, чтобы у тебя был тыл? – кричит ИВАН ЕФИМОВИЧ - Позаботилась? В доме холодина, обеда нет! Ты хоть собираешься готовить обед?

МАРИНА улыбается над плитой, засыпая манку в кипящее молоко.



- Пока что я готовлю завтрак, - спокойно говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, - А потом у меня намечен поход за хозяйственным
мылом. А у тебя какие планы?

ИВАН так и подскакивает на стуле.

- А ты не знаешь мои планы? - говорит он, - Я пишу в день по четыре страницы, работая по восемь часов! Вот мои планы!

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА помешивает кашку.

- А Дюма-отец один раз на спор за три часа написал пьесу, которую потом в театре разыгрывали четыре с половиной часа, - говорит она насмешливо, - А умыться перед завтраком не входит в твои планы?

- Ты кому угодно зубы заговоришь!- обиженно говорит он , - Болтает, болтает...

ИВАН ЕФИМОВИЧ, кряхтя, слезает со стула.



В ПЕРЕДНЕЙ. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, уже одетая в пальто, выбирает, какой платок надеть: красивый или теплый. Выбрала теплый.

- Ваня, - зовет она, - Ваня, я твой зонтик возьму. А то снег вовсю валит.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА раскрывает зонтик, смотрит на себя в большое зеркало.

- Ну, и куда тебя несет в такую погоду? - говорит из комнаты ИВАН ЕФИМОВИЧ, - Дождись Женю, он тебе купит мыла.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА пожимает плечами.

- Ждать до апреля, пока Женя купит мыло? Бред какой-то.

ИВАН ЕФИМОВИЧ, не выдержав, выходит в переднюю.

- Тебе, извини за выражение, семьдесят два года, - говорит он, - Делай, что хочешь.

- Жене пятьдесят, в конце-концов, он тоже уже немолод.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА складывает зонтик.



В КОМНАТЕ. ИВАН ЕФИМОВИЧ смотрит в окно, грызя шариковую

ручку. Во дворе он видит девочку, сидящую на качелях /КАТЮ/.

Видит, как МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА выходит из дома, возится, открывая зонтик. КАТЯ вскакивает с качелей, бежит к МАРИНЕ ЕВГЕНЬЕВНЕ, машет рукой. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА оглядывается. КАТЯ подбегает, обнимает МАРИНУ ЕВГЕНЬЕВНУ. Они возятся с зонтиком, открывают его, наконец. Идут прочь со двора.



ДВОР МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. КАТЯ берет МАРИНУ ЕВГЕНЬЕВНУ под руку.

- Я на папу больше не сержусь, - говорит КАТЯ, - Мы помирились. Мне так легко сразу стало.

- Ну, вот. Что я говорила!

- Он мне даже свою шапку поносить дал. Здорово я придумала?

КАТЯ отстраняется, вертит головой, демонстрируя круглую

мужскую шапку, одетую поверх яркого платка. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА смеется, поправляет КАТЕ платок.

- Я моду вчера видела по телевизору. Боярский стиль.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА отдает КАТЕ зонтик, берет ее под руку.



В КВАРТИРЕ МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. ИВАН ЕФИМОВИЧ отходит от окна, отбрасывает ручку. Вместо того, чтобы сесть за стол, на котором его ждет печатная машинка с вправленным в нее листом, он включает телевизор, ложится на диван, берет пульт, переключает программы, не найдя ничего подходящего, включает звук у телевизора, берет журнал с картинками, подтыкает подушку поудобнее, надевает очки, листает журнал.



НА ТИШИНСКОМ РЫНКЕ - ощущение праздника. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА и КАТЯ ходят уже без зонта. Снег прошел. Играет духовой оркестр. У КАТИ разбегаются глаза. Она тянет МАРИНУ ЕВГЕНЬЕВНУ в сторону.

- Ой, смотрите, какая сумочка, - говорит КАТЯ.

- Натуральная кожа, - говорит ХОЗЯЙКА СУМОЧКИ.

КАТЯ хватает сумочку, вертит ее, рассматривая.

- У меня где-то на антресолях такая же валяется, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, - Я тебе достану. Сороковые годы.

Она тянет КАТЮ. КАТЯ тут же опять останавливается.

- Ой, смотрите, куколка, - говорит КАТЯ. - Какая старинная.

- Это коллекция, не продается, - гворит ВЛАДЕЛЕЦ КУКОЛКИ.

КАТЯ с сожалением кладет ее на место.

- Катя, вот, наконец, я вижу мыло, - торжествующе говорит

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА..

- Ой, какой мишка, - кричит КАТЯ, - Такой бедный, такой одинокий!

КАТЯ хватает с подоконника одноглазого плюшевого мишку.

- Только ему надо глаз пришить, - говорит ХОЗЯИН МИШКИ

/ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ/, - У вас какой-нибудь глаз найдется?

КАТЯ хватает мишку, гладит его, баюкает. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА смеется.

- Бедный, бедный мой мишенька, как же ты без глазика? Я куплю его для Славика. Сколько он стоит?

КАТЯ целует мишку. ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ тоже улыбается,

смотрит на МАРИНУ ЕВГЕНЬЕВНУ.

- Не знаю. Вообще-то я его тут посадил в надежде на какого-нибудь Славку, а то Лешка у меня вырос, а со мной ему скучно. Так что, возьмите его просто так, в подарок для брата.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ похлопывает КАТЮ по плечу. МАРИНА

смотрит на Дмитрия Леоньевича.

- Спасибо, - говорит КАТЯ, - Это племянник.

СТАРУШКА с мылом тянет МАРИНУ ЕВГЕНЕВНУ за рукав.

- Ты мыло-то будешь покупать? - говорит она, - Дешевле не найдешь...

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА не слышит старушку. Она протягивает руку к ДМИТРИЮ ЛЕОНТЬЕВИЧУ.

- Митя? - говорит она.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА отдергивает руку, как-будто ее ударило током. Прячет руку за спину. Поворачивается к КАТЕ.

- Нет, не может быть, - говорит она.

И опять поворачивается к ДМИТРИЮ ЛЕОНТЬЕВИЧУ, дотрагивается до него.

- Митя, - говорит она.

И, словно боясь обжечься, отдергивает руку.

- Нет, не может быть.

- Да кто это?- говорит КАТЯ.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА хочет опять дотронуться до старика, но он сам хватает ее руку, неловко трясет ее.

- Это я, я, Марина,- говорит он смущенно.

- А кто вы? - говорит КАТЯ.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ не слышит ее. В его руках лежит ладонь МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ.

- Кто это такой? - спрашивает КАТЯ у МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ.

Но МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА тоже ее не слышит.

- Неужели это ты? - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА МИТЕ.

- Мыло-то брать раздумала? - говорит ПРОДАВЩИЦА МЫЛА, - Дешевле не будет.

Ей не отвечают. Махнув рукой, СТАРУШКА отходит к своему лотку, притоптывает валенками.

- Это я, Марина, - говорит ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ.

КАТЯ пожимает плечами, делает гримасу.

- Вот так встреча, - кисло комментирует она.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА освобождает руку.

- Это Дмитрий. Мой друг детства. Кто ты? А, ну, конечно же

Леонтьевич: я же помню, как твой папа Дедом Морозом наряжался.

- Понятно, - говорит КАТЯ.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ, усмехаясь, смотрит на КАТЮ.

- Мы с твоей бабушкой знали друг друга, когда нам было чуть поменьше лет, чем тебе.

- А... - говорит КАТЯ.

Она, раскрыв рот, смотрит то на ДМИТРИЯ ЛЕОНТЬЕВИЧА, то на МАРИНУ ЕВГЕНЬЕВНУ.

- Это моя ученица, Катя, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

- Ну, надо же, опять не угадал, - говорит ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ, досадливо причмокивая языком.

- А два моих внука и внучка живут в Нью-Йорке, - продолжает

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА чуть-чуть хвастливо.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ быстро снимает пиджак и галстуки

с забора.

- Такие маленькие дети одни в таком большом городе? - усмехается он.

- Во-первых, они уже не дети, и вообще они там с мамой и папой, - слегка обижается МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

- Я сейчас, одну минуточку, - смущенно говорит ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ.

Он запихивает свои вещи сумку.



ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ и МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА пробираются по

Тишинскому рынку. Теперь уже МИТЯ тянет ее то к одному, то к другому прилавку, а КАТЯ маячит за их спинами.

- Меня все толкают, - говорт МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, - Потому что я маленькая и старая.

- Разве ты старая? - говорит МИТЯ, - Ты бы тогда на диване сидела. А кто на улицу вышел, тот обязан с другими толкаться. У нас правила такие.

Он останавливает МАРИНУ ЕВГЕНЬЕВНУ возле мужичка, продающего картины с видами южного моря, скалами и русалками.

- Мне вот эта нравится, - говорит КАТЯ, показывая на одну из них.

- Купите, - говорит ХОЗЯИН, - Одна рамка чего стоит.

МИТЯ тянет уже МАРИНУ ЕВГЕНЬЕВНУ куда-то в другую

сторону. КАТЯ пожимает плечами, пробирается за ними.

- Если бы ты видел, как мои ученики танцевали на Новогоднем вечере, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

МИТЯ усмехается, останавливаясь. Вихляется всем телом, дергает головой и руками, высунув язык и закатив глаза.

- Это вот так, что ли?- говорит он.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА смеется. КАТЯ пробирается к ним.

- Что это вы делаете, танцуете? - говорит она недоверчиво.

- Нет, они танцевали вальс и танго, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

- Ну, так уж и танго?- не верит ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ.

- Да, представь себе, - уверяет его МАРИНА, - Правда, Катя? Даже Уткин, самый невоспитанный, танцевал танго. А потом подошел ко мне и предложил прохладительных напитков. Так и сказал: "Не хотите ли прохладительных напитков".

- Фу, Уткин такой дурак, - морщится КАТЯ, - Ну, я пойду в тот ряд, посмотрю хэппи энд. А вы только не потеряйтесь.

КАТЯ скрывается в толпе.

- Что она хочет посмотреть? - растерянно говорит ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ.

- Сэконд хэнд, - смеется Марина Евгеньевна и говорит серьезно, - Все-таки Катя очень способная девочка...

- Сэконд хэнд - это что, перчатки, что ли? - усмехается ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ.

- Ты тоже способный, - смеется МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ разводит руками.

- Все-таки университетское образование.


МИТЯ и МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА стоят, укрывшись от людей в узком проходе между двумя покосившимися павильонми.

- А я, знаешь, кем работаю? Не поверишь!- говорит ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ, - Пожарным. С детства мечтал.

- Ой, а это не опасно? - говорит МАРИНА.

- Очень опасно, - хвастается ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ , - И знаешь,

где? Никогда не поверишь - в цирке!

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА смеется.

- Сбылась мечта идиота, - радуется ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ, - Любой ребенок из нашего детства позавидовал бы. Да что там, я сам себе завидую. Иногда просыпаюсь ночью, лежу и завидую. А современные дети, они совсем другие. Их этим не удивишь. Тут к соседскому Лешке товарищ пришел и говорит ему:

"Я в СП буду работать, а ты кем?" А Лешка у нас прстофиля, говорит: "А я буду, как папа, шофером". Так его товарищ кривился, кривился, потом: "Ну, я надеюсь, ты шофером хоть в СП будешь?" Вот и все мечты.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ разводит руками.

- Я своей жизнью доволен. Мне всего хватает, ты не думай, что я с себя последнее снял.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ кивает на сумку, где у него спрятан пиджак.

- Я не думаю, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

- Я в цирке всегда могу подработать, а сюда многие приходят

просто от своего одиночества, как в клуб.

- Я сама люблю Тишинку. Все эти люди и их вещи напоминают

мне о чем-то навсегда ушедшем из нашей жизни.

Мимо них проходит человек, который держит в руках фарфоровую статуэтку пограничника с собакой.

- Смотри, - говорит МАРИНА, - Точно такая же фигурка стояла у нас дома на книжной полке, когда моему сыну Жене было пять или шесть лет. Он ее страшно боялся, эту собаку, плакал, не хотел один оставаться в комнате, он думал, что когда все уйдут, пограничник спустит на него собаку. И тогда мой муж взял и разбил эту фигурку прямо у Жени на глазах. И мой сын перестал бояться. А теперь ему пятьдесят лет, и он звонил мне сегодня из Нью-Йорка и запретил ходить на Тишинский рынок.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА вдруг хватает МИТЮ за рукав и тянет его в ту сторону, куда ушел человек со статуткой.

- Надо купить эту собаку для Жени, - говорит она...

Она ныряет в толпу, увлекая за собой ДМИТРИЯ ЛЕОНТЬЕВИЧА.



МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА прячет в сумку купленную статуэтку. ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ рычит, как собака и делает страшные глаза.

- Привет Нью-Йорку со страшного Тишинского рынка, - говорит он.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА хохочет.

- Если бы ты согласился мне дотащить до дома одну большую тяжелую вещь, то я была бы уверена, что перезимую эту зиму. Это вот здесь, в хозяйственном магазинчике.

МАРИНА увлекает МИТЮ ко входу в магазинчик.



УЖЕ ВЕЧЕР. Синий воздух темнеет, в городе зажигают огни. ТИШИНСКИЙ рынок опустел. Посреди рыночного двора разводят костер из обломков ящика. БАЯНИСТ заиграл частушки, ТЕТКИ с визгом подпевают, притоптыват валенками.

МУЖИК у костра открывает водку зубами, звякает стаканом.

КАТЯ крутится вокруг костра, гоняет ногой льдинку.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ тащит рефлектор в коробке, МАРИНА

семенит за ним вслед, боясь поскользнуться. Останавливает МИТЮ посмотреть на костер. МИТЯ ставит коробку на землю.

- Боже мой, посмотри, какая красота! - восхищается МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, - Вот за это я и люблю мою русскую зиму.

Она обводит рукой всю картину. Видит КАТЮ с другой стороны костра.

- Катя! - кричит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, - Ты видишь, какая красота!

Надувшаяся КАТЯ подходит к ним, пиная льдинку.

- Где вы были? - говорит она недовольно, - Я тут уже в снегурочку превратилась! В ледяную внучку!



БАЯНИСТ вдруг прервал частушки, запел "Лучинушку".

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА обнимает КАТЮ. Обиженная КАТЯ вырывается.

- Боже мой, какое чудо!- говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

- Я ничего не вижу, - дурачится КАТЯ, - Снежная Королева заморозила мое сердце, пока я вас искала.

МАРИНА прижимает ладонь к лицу, поворачивается к МИТЕ.

- Это же Фет! "Вечерние огни", - говорит она, - "Не первый год у этих мест Я в час вечерний проезжаю, И каждый раз гляжу окрест. И над березами встречаю Все тот же золоченый крест".

МИТЯ улыбается, крякнув, поднимает с земли коробку с рефлектором.



ВЕЧЕР. ЛЕСТНИЦА В ДОМЕ МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. За окнами

уже совсем стемнело. Из лифта на площадку МИТЯ вытаскивает коробку с релектором. КАТЯ придерживает дверцу.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА гремит ключами, открывая замок.



В КВАРТИРЕ МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. В КОМНАТЕ ИВАН ЕФИМОВИЧ открывает глаза, привстает на локте, прислушиваясь.

Слышит ЗВУКИ ОТКРВАЮЩЕГОСЯ ЗАМКА, ХЛОПАЕТ ДВЕРЬ ЛИФТА.

ИВАН ЕФИМОВИЧ вскакивает с дивана, ногой нащупывает тапочки, а рукой - выключатель.



В ПЕРЕДНЕЙ. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА входит в квартиру, видит, как в комнате зажигается свет. РАЗДАЕТСЯ СТУК ПЕЧАТНОЙ МАШИНКИ.



МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА проходит в комнату, останавливается в дверях.

- Ваня, ты спал? - говорит она.



В КОМНАТЕ. ИВАН ЕФИМОВИЧ сидит за письменным столом, стучит на машинке. Он по-прежнему одет в пижаму.

- Я работаю.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА видит брошеные на диване очки и журнал.

- Таблетки пил? - говорит она.

ИВАН ЕФИМОВИЧ не отвечает.

- Мы рефлектор купили на Тишинке, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, - Еле дотащили. Идем, я тебя кое с кем познакомлю.

ИВАН ЕФИМОВИЧ отрывается от машинки.

- Рефлектор или хозяйственное мыло, - спрашивает он.

- Мыло-то забыли!- кричит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

Она выходит в переднюю. ИВАН ЕФИМОВИЧ идет вслед за ней.

В ПЕРЕДНЕЙ. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА снимает с КАТИ шапочку.

- Мыло-то забыли,- смеется МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

ИВАН ЕФИМОВИЧ появляется в передней.

- Ты специально не купила это мыло,- говорит ИВАН ЕФИМОВИЧ, -

Чтобы в следующее воскресенье целый день опять где-нибудь проболтаться.

- Познакомься, это Митя, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, - Мы с ним учились в Университете. До войны.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ протягивает руку.

ИВАН ЕФИМОВИЧ пятится в комнату.

- Навела гостей, а я в пижаме, - говорит он недовольно.

- Дядя Ваня не в духе, - шепчет КАТЯ.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ растерянно смотрит на МАРИНУ.



ВЕЧЕР. В КУХНЕ МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. Под низким абажуром МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА разливает суп. ИВАН ЕФИМОВИЧ одет уже в домашнюю курточку.

- Почему ты не поел? - ругает МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА ИВАНА.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА ставит перед ним тарелку с супом.

ИВАН ЕФИМОВИЧ склоняется над тарелкой.

МИТЯ, глядя на суп, сглатывает слюну.

- Я суп не буду, - быстро говорит КАТЯ.

Она наливает себе чай, открывает холодильник, достает колбасу.

МИТЯ украдкой взглядывает на колбасу. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА ставит перед ним суп.

- Если бы не ты, Митя, мы бы никогда рефлектр не дотащили. Я старая, Катя маленькая, а Ваня вообще из дома выходить не хочет.

МИТЯ опасливо косится на ИВАНА ЕФИМОВИЧА. Тот молча ест, ни на кого не глядя.

- У нас правила такие: помогать детям и старикам.

ИВАН ЕФИМОВИЧ ухмыляется в тарелку, доедая суп. Отставляет пустую тарелку.

- Ваня, ты добавки хочешь?- говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

ИВАН ЕФИМОВИЧ вылезает из-за стола.

- Спасибо, я работать, - говорит он..

- Ваня, а второе, а чай? - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

- Чай принеси, пожалуйста, мне в кабинет,- говорит ИВАН.

- Я налью, дядя Ваня, - говорит КАТЯ, жуя бутерброд.

Она тянется за чайником. ИВАН ЕФИМОВИЧ останавливает ее.

- Позднее, - говорит он.

КАТЯ пожимает плечами. Берет из вазочки большую шоколадную конфету. Разворачивает ее и засовывает в рот. МИТЯ, покосившись на вазочку с конфетами, протягивает МАРИНЕ ЕВГЕНЬЕВНЕ пустую тарелку.

- А у нас правила такие : кто таскал рефлектор, тот получает добавку супа.

МАРИНА берет у него тарелку. МИТЯ поворачивается к ИВАНУ

ЕФИМОВИЧУ.

- А над чем вы так усердно работаете? - говорит МИТЯ.

- Над воспоминаниями о моем лагерном прошлом, - с вызовом

говорит ИВАН ЕФИМОВИЧ, - А над чем работаете вы?

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА подает МИТЕ суп.

- Я? - говорит ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ, - Смотрите.

Он берет из вазочки такую же конфету, что и КАТЯ. Зажимает ее в кулаке, оборачивает кулак носовым платком. Все внимательно за ним наблюдают.

- Подуй, - говорит он КАТЕ.

КАТЯ дует на платок.

- Так. Теперь снимай, - просит ее ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ.

КАТЯ снимает платок.

- Оп-ля!- говорит ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ.

Он раскрывает кулак. Его ладонь пуста. КАТЯ вскрикивает.

МАРИНА смеется.

- Ты так на своего папу похож, - говорит она.

МИТЯ взглдывает на ИВАНА ЕФИМОВИЧА.

- Вот над чем я сейчас работаю, - говорит МИТЯ.

ИВАН ЕФИМОВИЧ презрительно фыркает.

- Ой, как вы это сделали? - говорит КАТЯ.

- А вы были в лагере? - спрашивает МИТЮ ИВАН ЕФИМОВИЧ.

- Ваня, лучше покажи Дмитрию Леонтьевичу книгу, которую тебе

подарил Солженицын.

- Ну, если это интересует, - с сомнением произносит ИВАН.

Он открывает дверцы шкафа, стоящего в коридоре, показывает на корешки книг.

- Вот такой четырехтомник Солженицын прислал каждому репрессированному гражданину бывшего Советского Союза.

МИТЯ откладывает ложку.

- А я даже ничего не слышал об этом, - говорит он.

- Представь себе, каждого вызвали повесткой в ЖЭК, и вручили вот по такому четырехтомнику, - говорит МАРИНА..

МИТЯ подходит к шкафу, возле которого с гордым видом стоит ИВАН. На книжной полке в ряд стоят два одинаковых четырехомника.

- А это что? - говорит МИТЯ.

ИВАН ЕФИМОВИЧ закрывает створки шкафа.

- А этот вручили Марине Евгеньевне, - говорит КАТЯ.

ИВАН ЕФИМОВИЧ подозрительно смотрит на МИТЮ.

- А вы были в лагере? - спрашивает он.

- Нет, - отвечает МИТЯ.

- А что вы делали?

- Ничего... Просто жил, - отмечает МИТЯ, - Был на фронте, потом доучивался, потом работал. Сейчас тоже работаю. Пожарным в цирке.

ИВАН ЕФИМОВИЧ подозрительно хмыкает. Из кухни выходит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

- Ваня, Ну, что ты начинаешь, - говорит она, - Дай Мите доесть, суп остынет.

ИВАН ЕФИМОВИЧ идет в комнату решительными шагами.

- Все-все-все, - говорит он, - Ты сама подняла эту тему.

ИВАН ЕФИМОВИЧ закрывает дверь.

- Не мешайте мне работать, - говорит он из-за двери.

МИТЯ стоит в растерянности. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА машет рукой, призывая не обращать внимания. Из комнаты РАЗДАЕТСЯ СТУК ПЕЧАТНОЙ МАШИНКИ.



ВЕЧЕР. КВАРТИРА МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА видит в окно, как во двор выходят ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ и КАТЯ.

Как они прощаются, и МИТЯ идет со двора на улицу, за ним бежит собака, а КАТЯ некоторое время смотрит ему вслед, а потом бежит через двор и скрывается в своем подъезде. МАРИНА отходит от окна.

В КОМНАТЕ. ИВАН ЕФИМОВИЧ сердито стучит на машинке. Возле него греется рефлектор. МАРИНА подходит к нему, кладет руки ему на плечи, целует в макушку. ИВАН ЕФИМОВИЧ перестает печатать.

- Что это еще за Митя? - говорит он недовольно, - Ты про него ничего не говорила.

- Ну, Митя и Митя, мой старый знакомый, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, - Чего ты разозлился? Второе не ел. Чай не выпил.

- Откуда ты его выкопала? - говорит ИВАН, - Этого старого

фокусника?

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА гладит его по спине.

- Представляешь, в детстве я ходила в гости к девочкам Погореловым из второго подъезда. А Митя был их соседом по коммунальной квартире. У них всегда было так весело. Много детей. Митин папа наряжался на Новый год Дедом Морозом и вообще что-нибудь придумывал: кукольный театр, шарады, всякие розыгрыши. Потом мы переехали из Большевистского переулка на другую квартиру.

- Тебе, я погляжу, и в детстве дома не сиделось, - ехидничает ИВАН ЕФИМОВИЧ.

- А потом, когда я уже была в Университете, я вдруг опять его встречаю. И он тоже в Университете. Вот и все.

ИВАН ЕФИМОВИЧ через плечо оглядвается на МАРИНУ.

- Ты опять его встречаешь, и что же тогда? - говорит он подозрительно.

- Да ничего. - говорит МАРИНА, - Потом война началась. Его взяли на фронт. Он же рассказывал сегодня.

- Пусть он больше не приходит, - говорит ИВАН ЕФИМОВИЧ, вновь начиная печатать.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА убирает руки с его плеч.

- Ты злой, противный старикашка, - говорит она, - Сколько

же в тебе эгоизма! Ты только знай, что если у тебя не будет жалости к другим, ты не сможешь прожить остатки своих дней в мире с самим собой.

ИВАН ЕФИМОВИЧ отрывается от машинки, оглядывается на жену.

- Митя - одинокий, несчастный старик. Его надо пожалеть, - говорит она, - Он помог нам дотащить рефлектор.

ИВАН ЕФИМОВИЧ поворачивается к машинке, начинает печатать. МАРИНА садится на диван, зажигает торшер, берет с маленького столика стопку тонких школьных тетрадок, надевает очки, раскрывает верхнюю тетрадку. ИВАН ЕФИМОВИЧ перестает печатать. Оглядывается на рефлектор.

- Женя бы приехал и купил рефлектор, - говорит он неуверенно.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА молча читает тетрадку.

- Ну, ладно, пусть придет, если хочет, А то, правда, нехорошо...

ИВАН ЕФИМОВИЧ оглядываетя на жену. Она, улыбаясь, что-то чиркает в тетрадке.



НОЧЬ. КОМНАТА ДМИТРИЯ ЛЕОНТЬЕВИЧА. Он укладывается на диване, укрываясь одеялом. А в углу комнаты сидит собака, которая бежала за ним во дворе МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ.

- Ну, что, у нас правила такие: напросилась в гости - выполняй хозяйский распорядок дня. Будем спать ложиться.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ гасит настольную лампочку. Собака возится в углу.

- Все, спокойной ночи, - говорит ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ.

Собака затихает. Но ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ сам лежит с открытыми глазами. Он вздыхает. Опять включает лампочку. Садится на диване. Собака тоже садится в углу.

- Нет, старуха, не заснуть, - говорит ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ.

Он садится за стол, делает бутерброд. Собака подходит к столу, принюхивается. ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ предлагает ей бутерброд. Собака осторожно берет его из рук старика. Тут же съедает. Смотрит на ДМИТРИЯ ЛЕОНТЬЕВИЧА.

- Так ты не наелась? А чего сразу не сказала?

Он дает ей еще один бутерброд. Собака съедает и его.

- У нас правила такие, - говорит он, - Зазвал гостя - накорми его. Но так мне тебя не прокормить. Завтра в цирк пойдем поселяться. Как зовут-то тебя, ты так и не сказала? Не Маша случайно?

Собака кивает головой.

- Ну, вот, я же вижу, - говорит ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ.

НОЧЬ. КЛАДОВКА. Ее окно упирается в стену дома напротив, ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ снимает со шкафа рыжий фанерный чемоданчик. Открывает крышку. На ее внутренней стороне приклеена фотография футбольной команды, а рядом - фотография девушки в белом свитере. Это МАРИНА в молодости.

- Вот она, никуда не делась, - довольно говорит ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ, обращаясь к собаке Маше.

В дверь заглядывает мальчик лет десяти на вид /ЛЕШКА/. Он свистит тихонечко. Дмитрий Леонтьевич оборачивается. Откладывает чемоднчик. Мальчик, оглянувшись в коридор, заскакивает в кладовку. Он в одних трусах и футболке. ЛЕШКА бросается к собаке.

- Как ее зовут? Она у нас теперь жить будет? - радостно говорит мальчик.

- Говорит, зовут Маша. Завтра в цирк ее отведу.

- Фу-у... - радочарованно ноет Лешка.

- Смотри, - говорит ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ.

Он показывает ЛЕШКЕ свои пустые ладони. Потом протягивает одну руку к ЛЕШКИНОЙ голове и достает у него из-за уха шоколадную конфету, которую он украл у МАРИНЫ. Мальчик в восторге. Старик дает ему конфету.

- А как вы это сделали? - говорит ЛЕШКА, - А кто это?

Он кивает на крышку чемоданчика.

- Это команда "Динамо", сорок первый год. А в эту девушку я был влюблен целых два года на первом и втором курсе, фотокарточку ее от стенгазеты отклеил. Всю войну ее с собой носил вот в этом чемоданчике, всем говорил, что это моя невеста...

ЛЕШКА смотрит на него, раскрыв рот.

- А потом вы поженились? Поженились? - с надеждой говорит мальчик. Вас же не убили.

За дверью СЛЫШНЫ ШАГИ и ГОЛОС ПОЖИЛОЙ ЖЕНЩИНЫ: "ЛЕШКА, МЕРЗАВЕЦ, НИКАКИХ ТЕБЕ ИГРОВЫХ АВТОМАТОВ НЕ БУДЕТ!" ЛЕШКА выскакивает за дверь. Из коридора СЛЫШНЫ ЗВУКИ ЗАТРЕЩИН И ЛЕШКИНО НЫТЬЕ. ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ, посмеиваясь, перебирает старые пластинки. Взглядывает на МАШУ. У собаки обиженный несчстный вид.

- Не обижайся,- говорит ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ, - В цирке тоже интересно. Зато я тебя завтра с одной учительницей познакомлю.

Старик подмигивает собаке.



УТРО. КВАРТИРА МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. Стоя в передней перед

зеркалом, уже одетая в пальто, МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА выбирает платок: красивый или теплый. Выбрала красивый. Подкрашивает губы. Оглядывается на двери комнаты. Там все тихо. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА открывает шкаф. Достает оттуда круглую мужскую шапочку, и надевает ее поверх платка, как КАТЯ. Осматривает себя в зеркало с головы до ног.



УТРО. ШКОЛЬНЫЙ КОРИДОР. Перемена. Гвалт и беготня. МАРИНА

ЕВГЕНЬЕВНА идет по коридору. Заходит в класс. На ней черная плиссированная юбка, красный джемпер с черной полоской вокруг ворота и красные бусы на шее. Дети встречают ее дружными воплями одобрения.

- Здравствуйте, - весело говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА,- Почему дети в классе во время перемены? Кто дежурный? Ну-ка, быстро все в коридор!



Ученики с возгласами разочарования тянутся в коридор. КАТЯ подходит к МАРИНЕ ЕВГЕНЬЕВНЕ. Оглядывает ее с головы до ног.

- Вы сегодня такая нарядная, - говорит КАТЯ, оглядывая учительницу.

- Я похудела. И достала свою старую юбку.

- Ага. И бусы, - говорит КАТЯ со значением, - Можно, я опоздаю на урок? Мне надо к врачу. У меня голова болит.

- Жаль, что ты заболела, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, - У нас же сегодня репетиция.

КАТЯ выбегает из класса. Спускается по лестнице. Подходит к дверям медпункта. Поворачивается. Идет обратно. ЗВЕНИТ ЗВОНОК.

КАТЯ выходит из дверей школы на улицу. Стоит в одной форме на морозе.



ДЕНЬ. ПУСТОЙ ШКОЛЬНЫЙ КОРИДОР. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА и КАТЯ стоят у окна. КАТЯ держится одной рукой за другую, закусив губу, стонет. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА берет ее за плечо. КАТЯ вырывается.

- Ой, не трогайте, Марина Евгеньевна, больно, - говорит КАТЯ.

- Да что с тобой, Катя? - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

- Рука отнимается, - говорит КАТЯ.

- Ну, иди домой, ты переутомилась, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, - Бог с ней, с репетицией.

КАТЯ берет портфель, идет по коридору. Потом поворачивается. Идет обратно.

- Нет, я пойду на репетицию, - говорит она.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА в недоумении пожимает плечами.



КАТЯ с МАРИНОЙ ЕВГЕНЬЕВНОЙ подходят к дверям зала. Внутри кто-то играет на пианино, слышны голоса, смех. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА открывает дверь. КАТЯ останавливается.

- Нет, я лучше пойду домой. До свидания.


КАТЯ поворачивается, сбегает вниз по лестнице.


ДЕНЬ. ШКОЛЬНЫЙ ВЕСТИБЮЛЬ. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, одетая в пальто и платок, идет к выходу. Останавливается возле зеркала. Оглянувшись, достает из сумки шапочку, надевает ее поверх платка.


ДЕНЬ. УЛИЦА. КАТЯ стоит в подворотне напротив школы. Видит, как открывается школьная дверь, выходит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.


МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА идет по улице. КАТЯ бегом догоняет ее. Обнимает за плечи. Заглядывает ей в лицо.

- А я с вами на лекцию. Можно? - говорит она, - У меня уже рука не болит.

КАТЯ, довольная, что, наконец, осталась одна с МАРИНОЙ ЕВГЕНЬЕВНОЙ, отнимает у нее портфель, берет ее под руку и бодро шагает рядом.


ВЕЧЕР. ШКОЛЬНЫЙ КЛАСС. Горит свет, но за партами сидят не

школьники, а учительницы всех возрастов. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, все такая же нарядная, стоит у кафедры. КАТЯ сидит на задней парте у окна. Перед ней, как и перед остальными, тоже лежит ручка и тетрадка. Но КАТЯ смотрит в окно.


Внизу, на другой стороне улицы, она видит ДМИТРИЯ ЛЕОНТЬЕВИЧА. Он топчется под фонарем.


- Вообще-то у нас правила такие, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, - Кому лекция неинтересна, те могут быть свободны. Свои лекции я читаю только желающим.

ДВЕ УЧИТЕЛЬНИЦЫ перешептываются, смотрят на часы.

- Вы можете идти по своим важным делам, - обращается к ним МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

ДВЕ УЧИТЕЛЬНИЦЫ, согнувшись, выходят из класса.

- А желающие могут записать название следующей темы, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, - "Вечерние огни" Фета".

УЧИТЕЛЬНИЦЫ записывают. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА подходит к окну. Видит под окном ДМИТРИЯ ЛЕОНТЬЕВИЧА. УЧИТЕЛЬНИЦЫ записали название темы и смотрят в спину МАРИНЕ ЕВГЕНЬЕВНЕ. Она молчит. УЧИТЕЛЬНИЦЫ переглядываются, пожимая плечами. КАТЯ сидит, уткнувшись в тетрадку, рисует в ней какую-то замысловатую картинку.


ВЕЧЕР. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, МИТЯ и КАТЯ молча идут по двору к дому МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. Останавливаются у подъезда. Топчутся.

- Ну, ладно, - говорит МИТЯ нерешительно, - Спокойной ночи.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА открывает дверь подъезда.

- Пойдемте пить чай, - приглашает она, усмехнувшись.

ВЕЧЕР. КУХНЯ МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. Под свисающим над столом

абажуром допит чай. ИВАН ЕФИМОВИЧ достал листы своей рукописи и читает вслух гостям и МАРИНЕ ЕВГЕНЬЕВНЕ. МИТЯ одет в тот самый пиджак, который позавчера он продавал на Тишинке.

- "Штропила - грабитель, штрафняк - строгорежимный лагпункт, щипач - карманник, юрцы - нары, я тебя работаю начисто - убью".

Читая, ИВАН ЕФИМОВИЧ косится на ДМИТРИЯ ЛЕОНТЬЕВИЧА. Потом опускает листки.

- Вам интересно? - говорит он.

- Очень интересно, - говорит ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ.

- Надо выпить еще чаю, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, - Дмитрий Леонтьевич принес такую вкусную карамель...

КАТЯ зажигает газ, ставит на огонь чайник. ИВАН ЕФИМОВИЧ снимает очки. Смотрит на МИТЮ.

- А вы расскажите,- говорит он задумчиво, - Как все-таки так получилось, что вы не сидели?

- Ваня, перестань, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ поднимается.

- Ну, спасибо за чай, - говорит он, - Пожалуй, пора...

Все сидят в растерянности. ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ выходит из кухни. ИВАН ЕФИМОВИЧ злорадно смотрит на жену. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА вскакивает со стула, выбегает вслед за МИТЕЙ.


ВЕЧЕР. ДВОР МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ выходит из подъезда. Идет со двора прочь. Следом выбегает МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, на ходу повязывая платок. За ней выбегает раздетая КАТЯ, держа в охапке свое пальто. Догоняет МАРИНУ ЕВГЕНЬЕВНУ.

- Катя, иди домой, - говорит та.

КАТЯ на ходу надевает пальто.

- Я пойду с вами, - говорит она.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА останавливается.



КВАРТИРА МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. ИВАН ЕФИМОВИЧ видит из окна, как во дворе МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА берет за плечи КАТЮ, разворачивает ее в сторону ее дома, подталкивает в спину. Сама бежит на улицу. КАТЯ идет было за ней. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА оборачивается, что-то кричит ей, даже топает ногой. КАТЯ остается стоять посреди двора. Потом идет к своему дому.


ВЕЧЕР. ПОДЪЕЗД КАТИНОГО ДОМА. Входит КАТЯ. На лестнице накурено. Возня и смех. Компания таких же мальчиков и девочек, как КАТЯ, расположилась на подоконнике, на ступеньках и возле батареи. Один из них бренчит на гитаре. КАТЯ поднимается по ступенькам, хочет пройти мимо них.

- Кать, ты куда, сочинение писать? - говорит один МАЛЬЧИК.

- Катя, иди к нам, - говорит ДЕВОЧКА.

ОДИН ИЗ МАЛЬЧИКОВ на подоконнике двигается, освобождая место, хватает КАТЮ за рукав. КАТЯ садится рядом с ним.

- Обкуриться хочешь? - спрашивает он.

КАТЯ кивает.



ВЕЧЕР. УЛИЦА. По улице бежит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, догоняя

МИТЮ. Протягивает к нему руку.

- Митя, постой!- говорит она.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ оборачивается. Запыхавшаяся МАРИНА ЕВГЕНЕВНА падает к нему в объятья. Стоит, уткнувшись носом ему в грудь. Никак не может отдышаться.

- Митя, прости его! - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, - Он пишет эту книгу. И на него как нахлынуло - все эти ужасные воспоминания...



ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ похлопывает ее по плечу.

- Ну, что ты, - говорит МИТЯ, - За что же?

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА снизу вверх смотрит ему в лицо.

- Как хорошо, что я тебя все-таки догнала, - говорит она.

- А знаешь, что? - говорит МИТЯ, - Я вчера обещал одну собаку с тобой познакомить.

- А сейчас не поздновато для знакомства? - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

- А у нас правила такие: если что-нибудь пообещал собаке - выполняй свои обещания.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ подставляет МАРИНЕ руку.



НОЧЬ. ТЕМНЫЙ ЗРИТЕЛЬНЫЙ ЗАЛ В ЦИРКЕ. МИТЯ и МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА сидят в зале, глядя на пустую арену.

- Я мечтал о цирке с пяти лет. Да так и не удалось. Мама хотела, чтобы у меня было обязательно университетское образование. Потом война. Потом все-таки решил доучиться в память о маме. И так всю жизнь: то одно, то другое...

- Мне кажется, не стоит об этом жалеть, тем более, что теперь-то твоя мечта сбылась... - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

- Я заметил, что в жизни любого человека рано или поздно наступает время, когда начинают сбываться детские мечты. Вот ты кем хотела быть в детстве?

- Учительницей, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

- Вот видишь: не прошло и семидесяти двух лет, как ты ею стала, - серьезно говорит МИТЯ.

МАРИНА смеется. В оркестре вдруг зажигается свет. За рояль садится ЧЕЛОВЕК и начинает играть. МАРИНА удивленно взглядывает на МИТЮ. Тот смеется.

- Это цирк, - говорит МИТЯ, разводя руками.

- Нет, правда, откуда он ночью взялся?- волнуется МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

- Это студент один сторожем подрабатывает, - успокаивает ее МИТЯ.

МИТЯ и МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА на арене цирка танцуют вальс.

- Не хотите ли прохладительных напитков? - говорит ДМИТРИЙ

ЛЕОНТЬЕВИЧ.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА смеется. Собака с лаем бегает за ними по арене.



УТРО. ШКОЛЬНЫЙ КОРИДОР. Перемена. Шум и беготня. МАРИНА

ЕВГЕНЬЕВНА останавливает у окна ДЕВОЧКУ, которая вчера вечером была в КАТИНОМ подъезде в компании ребят.

- Постой минуточку! Где Хлебникова? Она что, заболела? - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.



ДЕВОЧКА пожимает плечами. Хочет бежать дальше. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА держит ее за плечо.

- Она вчера жаловалась на головную боль и какую-то невралгию. Ее надо навестить, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

ДЕВОЧКА кивает. Хочет вырваться. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА крепко держит ее за плечо.

- Поняла? Дашь ей список литературы, который я диктовала, пусть пока читает потихоньку и поправляется, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

ДЕВОЧКА опять кивает. ЗВЕНИТ ЗВОНОК на урок. МАРИНА ЕВ-

ГЕНЬЕВНА отпускает девочку. Та бежит по коридору.



ДЕНЬ. КВАРТИРА МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА входит. Прямо в передней на стуле сидит Иван Ефимович.

- Здравствуйте, - подчеркнуто вежливо говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

- Здравствуй, - кротко произносит ИВАН.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА усердно вытирает ноги. Вешает на плечики пальто, надевает тапочки. ИВАН ЕФИМОВИЧ, сидя на стуле, наблюдает за ней. МАРИНА, не глядя на него, идет на кухню.

ИВАН встает, тащится за ней.

- Я заболеваю, - объявляет он.

На кухне МАРИНА ставит чайник на плиту. ИВАН ЕФИМОВИЧ появляется в дверях.

- Мне кажется, я серьезно заболеваю, - говорит он.

МАРИНА садится на стул. Смотрит на него.

- Ты таблетки пил? - говорит она.

ИВАН ЕФИМОВИЧ делает неуверенный шаг в кухню.

- Дело не в таблетках. Мне кажется, у меня что-то серьезное...

- А ты ел? - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА. 

Она снимает крышку с одной кастрюли на плите, потом с другой, заглядывает в них. Оборачивается к ИВАНУ.

- Ты ничего не ел! - говорит она, -Ты по целым дням ничего не ешь! Это у тебя от голода. Для кого я готовлю?

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА зажигает газ под кастрюлями.

- Я не буду есть, - говорит ИВАН ЕФИМОВИЧ.

Он поворачивается и выходит из кухни. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА идет за ним по коридору.

- Ваня, не капризничай, умоляю тебя, - говорит она.

- Мне плохо, у меня нет аппетита, - говорит ИВАН ЕФИМОВИЧ.

Он входит в комнату. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА - за ним.

В комнате ИВАН ЕФИМОВИЧ ходит взад-вперед.

- Мне плохо, я заболеваю. Мне кажется, я серьезно заболеваю.

Боже мой, мне плохо, наверно, я заболел...- говорит он.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА ходит за ним.

- Ваня, перестань, - умоляет она.

Она хочет остановить ИВАНА ЕФИМОВИЧА. Тот вырывается.

- Оставь меня! - кричит он.

- Ты же сам себе внушаешь свои болезни! - криит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, - Разве так можно! Ты должен, наоборот, сам себе говорить:"Я здоров, я здоров!" А ты твердишь: "Я болен, я болен!" Так любой здоровяк сляжет в постель.

ИВАН ЕФИМОВИЧ останавливается, смотрит на жену.

- Ах, я не болен? Я здоровяк? - говорит он, - Ну, я вам покажу, какой я здоровяк! Вы все увидите, притворяюсь ли я!

Во всей одежде и тапочках ИВАН ЕФИМОВИЧ забирается в постель, даже не сняв с нее покрывала. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА бросася за ним к кровати, хочет снять покрывало, но ИВАН вцепляется в него мертвой хваткой.

- Хоть тапки сними, - просит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

- Нет!- кричит ИВАН.

Он поджимает под себя ноги, чтобы тапочки были недосягаемы для МАРИНЫ. Она отпускает покрывало, отходит от кровати.

- Ну, все, все, успокойся, - говорит она.



ИВАН ЕФИМОВИЧ затихает под одеялом.



МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА накапывает в стаканчик с водой лекарство. Выпивает. Хочет убрать пузырек в буфет. ИВАН ЕФИМОВИЧ заворочался в постели. Принюхивается.

- Это что там у тебя, валокардин? - спрашивает он подозрительно.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА дает и ему выпить лекарства из того же стаканчика. Поправляет ему подушку. Убирает, наконец, покрывало с кровати.

- Мне так плохо. - жалобно говорит ИВАН ЕФИМОВИЧ, - Я заболел.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА достает его тапочки из-под одеяла. ЗВОНИТ ТЕЛЕФОН. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА накрывает его подушкой.



В ПЕРЕДНЕЙ. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА снимает трубку телефона.

- Да, - говорит она в телефон, прикрыв трубку рукой.



. ДЕНЬ. УЛИЦА. ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ стоит в телефонной будке.

- Совсем не сможешь? - печально говорит он в трубку, - У него что-то серьезное? А я совсем рядом с твоим домом. На улице возле выхода со двора...

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ чертит пальцем узор на замороженном стекле.



ВЕЧЕР. КВАРТИРА МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. ЗА ОКНОМ СТЕМНЕЛО. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА у постели мужа. Перед ней тарелка с супом.


Она кормит ИВАНА с ложечки.

- Это за Даничку, - говорит она.

ИВАН ЕФИМОВИЧ проглатывает суп. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА подносит ему новую ложку.

- Это за Иру, - приговаривает МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

ИВАН плотно сжимает губы. Вертит головой, отказываясь.

- Две последние ложечки: за Ирочку и за Веру. А, и еще надо же теперь за Верочкиного млденца. У нее, наверняка, уже кто-нибудь родился, - уговаривает МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

ИВАН ЕФИМОВИЧ, морщась, проглатывает суп.

- Вот, молодец, - говорит МАРИНА.

Она салфеткой вытирает губы ИВАНУ ЕФИМОВИЧУ.

- Ну, все, теперь поспи немного, - говорит она.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА подходит к окну, хочет задернуть штору.

- Боже мой, и Катя заболела, - вспоминает она.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА смотрит в окно, на темный двор, вздрагивает, разглядев внизу внизу ДМИТРИЯ ЛЕОНТЬЕВИЧА.



Во дворе ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ видит, как в окне мелькнула МАРИНИНА фигура. Он чиркает спичкой. Подносит ее к дереву.


В комнате МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА приникает к стеклу. На дереве, под которым стоит МИТЯ, в одно мгновенье загораются и с шипеньем крутят красно-желтыми хвостами две круглые "шутихи". Визжат ликующие мальчишки. Огни "шутих" догорают.

МАРИНА оглядывается на мужа. Тот вроде бы засыпает.

- Ты теперь поспи немного, а я пойду Кате отнесу список литературы, - говорит она.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА задергивает штору.



ВЕЧЕР. ДВОР МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА выходит из подъезда. Митя идет ей навстречу, обнимает ее.


Они идут вглубь двора.

- Знаешь, нам уже по стольку лет, - говорит ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ, - Что я не буду придумывать всякие там забытые перчатки или журналы с новинками литературы, которыми мы могли бы обмениваться. И даже лекарство для больного мужа, которое я могу принести из аптеки. Я просто говорю, что хочу тебя видеть, и ничего не могу с собой поделать, поэтому я и пришел.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА гладит его по плечу. Всхлипывает, вытирает слезы.

- Митенька, Митенька, - приговаривает она, - Я сама рада, что ты пришел. Не смотри, что я плачу. Знаешь, когда Ваня болеет, он превращается в ребенка, особенно последнее время, в старости. Как будто это мой сын Женя, который опять стал семи лет отроду. Он капризничает, у него пропадает аппетит, он не хочет принимать лекарства.

- А я как только увидел тебя на Тишинке, сразу подумал: "У нее есть муж", - усмехаясь, говорит МИТЯ, - И так у меня всю жизнь.

- Нет, я помню наш вечер, и цирк, и собаку, - говорит МАРИНА, - Я сегодня весь день пела тот вальс. Но что мне делать? Ваня сейчас улегся в постель прямо в тапочках, и не отдавал их мне, пока ему с сердцем плохо не стало.

МАРИНА вынимает из кармана платок, сморкается.

- Да что ты все про него, да про него! - в сердцах говорит ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ, - Болеть - это обычное стариковское дело! Я все понял: у тебя семья, работа, а тут пенсионер навязался... Извини за беспокойство.

МИТЯ поворачивается, идет по двору.

В КВАРТИРЕ МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. ИВАН ЕФИМОВИЧ тянется к телефону, который еле слышно звонит, накрытый подушкой. Снимает трубку.

- Да. - говорит она в телефон, - Здравствуй, Катя. А ты

откуда говоришь? Разве ее нет у тебя? Она вроде бы пошла к

тебе, отнести какой-то список...

ИВАН ЕФИМОВИЧ в растерянности вешает трубку, потом вдруг

срывает с горла компресс, швыряет его на пол, яростно топчет

ногами.



ВЕЧЕР. ЛЕСТНИЦА В ДОМЕ МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. ИВАН ЕФИМОВИЧ,

ковыляя, спускается по лестнце. В подъезде сталкивается с

МАРИНОЙ ЕВГЕНЬЕВНОЙ. ИВАН молча отстраняет жену, выскакивает

на улицу.

- Ваня, куда ты без пальто!- кричит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

Она выскакивает вслед за ним.

ИВАН ЕФИМОВИЧ стоит на крыльце. Видит удаляющуюся со

двора фигуру МИТИ. Он поворачивается к жене.

- Ты бегала на свидание? - говорит он.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА хватает его за руку, хочет затолкнуть в

дом.

- Ваня, зайди в тепло, ты совсем расклеишься, - умоляет она.

ИВАН ЕФИМОВИЧ вырывает руки.

- Скажи, ты ходила на свидание? - повторяет он.

- Да что ты, как маленький!- кричит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, - Он

перчатки у нас оставил!

ИВАН ЕФИМОВИЧ сходит с крыльца. Идет по двору, прямо по

самому глубокому снегу, не разбирая тропинки.

- А-а-а... перчатки! - злобно приговаривает он, - Я вам по-

кажу перчатки! Вы узнаете у меня перчатки.





- 35 -



МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА ковыляет за ним, увязая в снегу. Пыта-

ется схватить его за край курточки.

- Ваня, ты спятил!- кричит она.

ИВАН ЕФИМОВИЧ увертывается.

- Ха-ха-ха-ха! - кричит он на весь двор, - Перчатки! Да

здравствуют перчатки! Пусть теперь я замерзну и умру! Пер-

чатки!

ИВАН ЕФИМОВИЧ зачерпывает обеими руками снег, кидает его

над головой.

- Ура перчаткам!

ИВАН ЕФИМОВИЧ падает на скамейку. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА скло-

няется над ним. ИВАН смотрит в небо.

- Я умру, - тихо говорит он, - Ты же хочешь, чтоб я умер: у

тебя любовник...

Он садится на скамейке. Тыкает в МАРИНУ пальцем.

- Но ты знай, я не дам вам спокойной жизни! - кричит он, -

Я буду приходить к вам Каменным гостем!

МАРИНА хватает его за руку.

- У нас правила такие! - дразнится ИВАН ЕФИМОВИЧ.

- Ваня, ну, прости меня. - умоляет МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, - Ну,

пойдем домой. Ну, прости меня...

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА пытается поднять его со скамейки. ИВАН

ЕФИМОВИЧ вырывается.

- Пообещай мне, что ты не будешь с ним видеться!- требует он.

- Обещаю, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

- Ни-ког-да!- говорит ИВАН.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА поднимает его со скамейки.

- Хорошо, Ваня, никогда, - говорит она.

МАРИНА укрывает его полой своего пальто. Так, обнявшись,

они ковыляют к дому.







- 36 -



ДЕНЬ. КВАРТИРА МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. В прихожей ИВАН ЕФИМО-

ВИЧ, одетый в пальто, сидит на стуле, кряхтя, застегивает

молнию на ботинках. Потом встает, неуверенно пробует прой-

тись в них. Заматывает вокруг шеи шарф. Открывает дверцу

шкафа, ищет там что-то. Смотрит на шкаф, потом осматривает

всю прихожую, пожимает плечами.

- Где же шапка? - говорит он.

Опять лезет в шкаф. Достает оттуда какие-то вязаные спор-

тивные шапочки, кепку, соломенную шляпку. В сердцах зашвыри-

вает все это обратно в шкаф.



ДЕНЬ. УЛИЦА. ИВАН ЕФИМОВИЧ пробирается в толпе, прячась

за спинами людей, высматривая что-то на другой стороне ули-

цы. Он идет без шапки, подняв воротник пальто, втянув голову

в плечи.



По другой стороне идут МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА и МИТЯ. А за ни-

ми на некотором расстоянии, прячась то за телефонную будку,

то за водосточную трубу, бежит КАТЯ.

- Не могу я теперь жить без тебя! - говорит ДМИТРЙ ЛЕОНТЬ-

ЕВИЧ, - Так приятно это, оказывается: встретить тебя после

работы, покупать какую-то еду в магазине, хлеб, что-нибудь

к чаю. Потом зайти с холода домой, на кухне пожарить картош-

ку. У меня появился такой вкус к жизни! Я люблю даже на-

битый троллейбус, даже очередь в гастрономе. Это такое за-

бытое чувство. У меня было так несколько раз в жизни. Когда

я бывал влюблен в какую-нибудь женщину, а потом влюблен-

ность проходила и перерастала в обычную жизнь. И вот тогда

я начинал чувствовать эту простую жизнь с такой остротой...

МИТЯ останавливается. Сжимает руку МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ.

Они стоят перед входом в маленькое кафе. Выходящие оттуда





- 37 -



люди толкают их.

ИВАН ЕФИМОВИЧ останавливается на другой стороне улицы.

- Давай зайдем. Хочешь выпить кофе? - говорит МИТЯ.

Они заходят в кафе.

КАТЯ заглядывает в окно кафе. Видит спины МАРИНЫ ЕВГЕНЬ-

ЕВНЫ и МИТИ, склонившихся над пластиночным автоматом.



ДЕНЬ. В КАФЕ. МИТЯ показывает МАРИНЕ ЕВГЕНЬЕВНЕ свои пус-

тые ладони. Потом сжимает кулаки. Протягивает их МАРИНЕ.

- Угадай, в какой руке.

МАРИНА показывает на правую руку. МИТЯ раскрывает правый

кулак, на ладони у него лежит жетончик. МАРИНА ахает удив-

ленно.

Из-за стойки за ними наблюдают ХОЗЯИН КАФЕ. ОФИЦИАНТКА

готовит кофе. ХОЗЯИН улыбается, качая головой. Наклоняется к

ОФИЦИАНТКЕ.

- Старик три недели возился, - говорит он шепотом, кивая на

МИТЮ.

МАРИНА опускает жетон в щелочку автомата. Пластинка ло-

жится на крутящийся бархатный диск. Иголка опускается на

пластинку. Раздается шипение. Потом фортепианное вступление

к романсу. Потом звучит голос певца: "Сияла ночь. Луной был

полон сад, лежали Лучи у наших ног в гостиной без огней".

МАРИНА прижимает к щекам ладони. ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ победо-

носно оглядывается.

ХОЗЯИН КАФЕ подмигивает ему, собственноручно накрывая на

стол.



ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ и МАРИНА сидят за столиком.

- У тебя был белый свитер, розовая помада, ты курила папи-

роски, и еще у тебя была такая прическа...





- 38 -



Он показывает рукой, какая у МАРИНЫ была прическа. Она

смеется.

- Правильно.Корзиночка. И ты все запомнил? - говорит она

удивленно.

- А у нас правила такие: помнить про тебя все эти вещи, -

говорит МИТЯ.

МАРИНА задумчиво улыбается.



ДЕНЬ. У подъезда МИТИНОГО дома стоит ИВАН ЕФИМОВИЧ, его

руки спрятаны в карманы, он дрожит от холода. Иван Ефимович

пинает дверь подъезда. Поворачивается, идет прочь.



ДЕНЬ. КОММУНАЛЬНАЯ КВАРТИРА, где живет МИТЯ. МАРИНА ЕВ-

ГЕНЬЕВНА и МИТЯ входят в лестницы.



МАРИНА идет по коридору, касаясь пальцами стены с синими

обоями.

- Боже мой, - говорит она, - Я столько раз вспоминала эту

квартиру. Но я думала, что все, кого я знала в детстве,

давно умерли или разъехались кто-куда. Как бы я пришла и

сказала: "Здравствуйте, я сто лет назад приходила сюда в

гости к девочкам Погореловым"?

МИТЯ открывает дверь в комнату.

- А по-моему, вы раньше жили в какой-то другой комнате, -

говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

Они входят внутрь.

В комнате ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ снимает с МАРИНЫ пальто.

- Там теперь кладовка, а в эту комнату родители переехали

в конце войны после письма батальонного комиссара сто деся-

того полка Смирнова, который случайно узнал от меня, что мы

тесно живем.





- 39 -



МАРИНА ставит сумку на стол. Проходит по комнате, огляды-

вая ее.

- Знаешь, Митя, - говорит она, - Если вот этот сервант

развернуть вот сюда, а книжный шкаф поставить здесь, то у

тебя из одной комнаты получится целых три. Вот смотри:

столовая, тут гостиная, а там - спальня.

МИТЯ выгружает из сумки купленную еду, ставит на стол

чашки.

- Подожди, подожди, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, - Я тебе

скатерть принесла.

МАРИНА стелет на стол полотняную скатерть.



ВЕЧЕР. ТЕЛЕФОННЫЙ ПУНКТ. ИВАН ЕФИМОВИЧ сидит в тесной ка-

бинке. Едва удерживая рыдания, говорит в трубку.

- Женя... Женя... Женя, - всхлипывает ИВАН ЕФИМОВИЧ.

Он достает платок из кармана, вытирает слезы.

- Женя, у твоей мамы кто-то завелся, - произносит он, нако-

нец.

Он расстегивает пальто, снимает шарф, неловко ворочаясь в

маленькой кабинке. Шарф сползает на пол.

- Чего ты не понимаешь? - кричит ИВАН ЕФИМОВИЧ, - У твоей

мамы другой мужчина... Что?.. Никакая не ерунда! Она на-

врала мне, понимаешь, что он просто забыл перчатки, а се-

годня пила с ним кофе, а потом пошла к нему на квартиру.

ИВАН ЕФИМОВИЧ всхлипывает и подвывает в телефон, как ма-

ленький мальчик. Слушает ЖЕНЮ. Постепенно перестает плакать.

- Да... Да...Ты прав, сынок.

ИВАН ЕФИМОВИЧ шмыгает носом. Вытирает платком слезы.

- Ты считает, мы должны с ним подружиться? - говорит он, -

Наверное, ты прав...

ИВАН ЕФИМОВИЧ утирает пот со лба.





- 40 -





ВЕЧЕР. КВАРТИРА МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА вхо-

дит переднюю. В квартире полная темнота.

- Ваня, ты спишь? - говорит она.

В КОМНАТЕ. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА щелкает выключателем. Вклю-

чается свет. Комната пуста. МАРИНА стоит растерянно.

Возвращается в перендюю, снимает шапку ИВАНА ЕФИМОВИЧА,

которую она теперь носит поверх платка, как КАТЯ. РАЗДАЕТСЯ

ЗВОНОК в дверь. Так и держа шапку в руках, МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА

открывает.

На пороге стоит муж. Он совершенно замерзший, без шапки,

со скрюченными от холода руками.

- Ваня, где ты был? - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

ИВАН отстраняет ее, входит в квартиру.

- Где твоя шапка? - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

ИВАН ЕФИМОВИЧ видит свою шапку у нее в руках. Показывает

на нее. От холода у него зуб на зуб не попадает.

- Ну, и что? Ну, и что из того, что я ее надела, у тебя

есть другие шапки.

- Но ты же хочешь ходить красивая, в моей самой красивой

шапке,- говорит ИВАН ЕФИМОВИЧ, - И я тоже хочу.

- Раздевайся скорей, сейчас будем греться, - говорит МАРИНА.

Она расстегивает мужу пуговицы на пальто.

- А где твой шарф, где твои перчатки? - ужасается МАРИНА ЕВ-

ГЕНЬЕВНА, - Куда вообще тебя понесло из дому? Ты совсем как

ребенок.

Скинув, наконец, пальто жене на руки, ИВАН ЕФИМОВИЧ идет в комнату.

В КОМНАТЕ. ИВАН ЕФИМОВИЧ бросается к рефлектору, обнимает его.

НА КУХНЕ. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, включив под чайником огонь, раскрывает створки буфета, достает оттуда бутылку с коньяком.



ДЕНЬ. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА и МИТЯ сидят у него в комнате, где уже переставлена мебель, как хотела МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА. Стол накрыт МАРИНИНОЙ скатертью, на окнах другие занавески. МАРИНА кладет ДМИТРИЮ ЛЕОНТЬЕВИЧУ сметану в тарелку с супом. Тот ест суп. МАРИНА смотрит на него, улыбается.

- Сто лет не ел грибного супа, - говорит ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ,

- Вот хлеб, - говорит МАРИНА.

Она пододвигает к нему корзиночку с хлебом.

ВЕЧЕР. КОМНАТА ДМИТРИЯ ЛЕОНТЬЕВИЧА. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, сидя на диване в "гостиной", проверяет тетради, целая стопка которых лежит у нее на коленях.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ задом наперед сидит на стуле, облокотясь на спинку, смотрит по телевизору Чарли Чаплина. Он смеется, то и дело оглядывается на МАРИНУ.

Та улыбается ему, отрываясь от тетрадей. Когда он отворачивается, она украдкой смотрит на часы, откладывает тетради, подходит к ДМИТРИЮ ЛЕОНТЬЕВИЧУ, кладет руки ему на плечи.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ кивает на экран телевизора.

- Смотри, смотри! - восхищается ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ, кивая на экран.

Он гладит МАРИНУ по руке.

- Сними свитер, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, - Я починю тебе рукав.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ поворачивается к ней.

- Этому свитеру сто лет. - говорит он. - Я ношу его только дома. Так что не стоит...

- Я хочу, чтобы он прожил подольше, - говорит МАРИНА, - Он
так тебе идет. Ты в нем, как мальчишка.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ, смущаясь, стаскивает свитер.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА идет в часть комнаты, отгороженную под "спальню". Зажигает лампочку на тумбочке, видит свою фотографию из МИТИНОГО чемоданчика, вставленную в деревянную рамку, достает из ящика комода иголку и нитку. Садится на кровать.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ в "гостиной" смотрит уже новости по телевизору, наощупь наливает в стакан чай, размешивает ложечкой сахар. Программа новостей кончается. ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ переключает на другие программы, потом вообще выключает телевизр. Отхлебывает чай.

- Совсем холодный. - говорит он, - А не подогреть ли нам чайку по новой?

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ встает со стула. МАРИНА не отвечает.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ заглядывает за шкаф, видит МАРИНУ ЕВГЕНЬЕВНУ, которая спит, полуулежа на кровати, уронив свитер.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ поднимает свитер с пола, выключает свет. Укрывает МАРИНУ пледом, поправляет ей подушку.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ сидит в "гостиной" на диване, потом встает, идет за шкаф, ложится на кровать рядом с МАРИНОЙ ЕВГЕНЬЕВНОЙ.


ВЕЧЕР. КОМНАТА МИТИ. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА открывает глаза, привстает на локте. Видит рядом с собой спящего ДМИТРИЯ ЛЕОНТЬЕВИЧА, в окно светит фонарь. СЛЫШЕН ШУМ ПРОЕЗЖАЮЩЕГО ПО УЛИЦЕ ТРАМВАЯ.

МАРИНА зажигает на тумбочке свет, смотрит на часы. ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ открывает глаза.МАРИНА оглядывается на него.

- Я проспала целый час, - говорит МАРИНА смущенно.

Она откидывает плед, вскакивает.

- Знаешь, я уж думал, что сбылись все мечты моей жизни. Но недавно появилась еще одна. Конечно, она несбыточная...

МАРИНА слушает его, сидя на кровати.

- Я мечтаю каждый день, до самого конца, засыпать и просыпаться рядом с тобой. Потому что я люблю тебя.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА вновь ложится рядом с Митей, обнимает его.

- Я столько раз за свою жизнь переживала чужую любовь. В книгах, в кинофильмах, любовь моих учеников, моего сына. Но
я сама всегда была обыкновенной учительницей. Мне казалось, что это не главное. У меня никогда не было другой любви,
помимо моей семьи, школы и книг. А теперь у меня есть ты. И я понимаю, что это моя любовь. Я счастлива, и буду теперь жить ради нее.

В "гостиной" МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА берет свою хозяйственную сумку.

- Митя, мне пора, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

Стоя на пороге, уже одетая в пальто и платок, держа в руках портфель и сумку, она оборачивается к МИТЕ.



ВЕЧЕР. КВАРТИРА МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА стоит на пороже прихожей, одетая, с сумками в руках.

- Ваня, я пришла, - говорит она.



ВЕЧЕР. НА КУХНЕ. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА подает ИВАНУ ЕФИМОВИЧУ, сидящему за столом, тарелку с супом. Тот пробует суп, довольно ухмыляется.

- Надо же, грбной суп. Что это с тобой случилось?..

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА кладет ему в тарелку ложку сметаны.


ДЕНЬ. КВАРТИРА МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА чистит пылесосом ковер в комнате. ИВАН ЕФИМОВИЧ, сидя за столом, печатает на машинке.

- Можно писать "мозгло"? - спрашивает ИВАН ЕФИМОВИЧ.

- Что? - кричит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, пытаясь перекричать пылесос.

-"Мозгло", - говорит ИВАН ЕФИМОВИЧ.

- Что такое "мозгло"? - удивляется МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, -Это опять жаргон?

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА не перестает возить щеткой пылесоса по ковру. Пылесос завывает.

- Нет, это погода такая. - говорит ИВАН, - "На улице слякоть, мозгло".

- Напиши лучше "промозгло". Вернее будет, - говорит МАРИНА.

ИВАН хочет исправить ручкой слово, потом в сердцах швыря-

ет ее на стол, поворачивается к МАРИНЕ.

- Что значит "вернее"? - кричит он, - Это же литература, а

не урок чистописания! Выключи ты, наконец, пылесос, я

же работаю. Назло, назло мне все делаешь!

МАРИНА выключает пылесос, развинчивает щетку.

- Все-все-все, - говорит она примирительно, - Когда же

мне прибираться? Ты то работаешь, то читаешь, то новости

смотришь...

ИВАН ЕФИМОВИЧ поворачивается к машинке.

- Я оставлю "На улице слякоть, мозгло", - говорит он реши-

тельно.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА вытирает тряпкой подоконник.

- Ты мне свет загораживаешь, - говорит ИВАН недовольно.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА смотрит в окно. Во дворе на детских качелях сидит КАТЯ в окружении мальчишек.


ДВОР. КАТЯ сидит на качелях. Видит МАРИНУ ЕВГЕНЬЕВНУ в окне. КАТЯ начинает раскачиваться на качелях. Качели пронзительно скрипят.



КВАРТИРА МАРИНЫ. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА смотрит в окно. Видит,

как КАТЯ что есть мочи раскачивается на качелях, хохочет,

запрокинув голову.

- Катя совсем с ума сошла. Школу прогуливает, во дворе с

Уткиным околачивается, в конкурсе участвовать отказа-

лась... Что с ней?

ИВАН ЕФИМОВИЧ отрывается от машинки.

- Ты во всем виновата, голубушка. Одна только ты! - говорит

он злорадно, - Ты охладела к школе, разлюбила учеников...

- Это неправда!

Она смотрит на двор, видит, как КАТЯ, поглядывая на окна

ее дома, закуривает сигарету. Выпускает изо рта облако сига-

ретного дыма. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА отходит от окна. ИВАН ЕФИМО-

ВИЧ машет рукой.

- Ну, я же вижу. Меня не обманешь. Ты раздумываешь,

ехать ли с детьми в Питер на каникулах, - говорит он, -

Когда с тобой такое бывало? Это старость, голубушка. Тебе

пора уходить из школы.

- Это все неправда! - говорит МАРИНА, - Я боюсь тебя остав-

лять одного.

- Меня? - усмехается ИВАН ЕФИМОВИЧ, - Ну-ну...

Он как ни в чем не бывало принимается вновь стучать на машинке.



ДЕНЬ. ДВОР. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, накинув платок на го-

лову, выходит на крыльцо.


- Катя!- кричит она.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА машет рукой, чтобы КАТЯ подошла к ней.

Видит, как КАТЯ бросает сигарету, нехотя встает с качелей.



ДЕНЬ. ПОДЕЗД В ДОМЕ МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. Они стоят у бата-

реи. КАТЯ кашляет, греет красные руки, держась за батарею.

- Вы изменились. - говорит КАТЯ, - К вам даже на уроки хо-

дить стало неинтересно.

- Не ври, Катя, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, - Ты же не хо-

дишь в школу, откуда ты знаешь?

КАТЯ всхлипывает, размазывает по лицу слезы.

- Не "не ври", а "не лги"! - кричит КАТЯ, -Вам наплевать на

меня! Вы даже не спросите... Когда я заболела, вы даже мне

не позвонили! Подослали Карасеву со списочком литературы!

- Вот я как раз спрашиваю. - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, -

А ты ничего толком не можешь сказать.

- Сейчас уже не надо. Поздно... Надо было раньше!

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА берет КАТЮ за руку, КАТЯ вырывается.

- Только и думаете о своем Мите. Как вам не стыдно? У вас

же муж! Я видела, как вы с ним встречаетесь, - говорит КАТЯ.

-Ты что, следила за мной?

- Да, следила, - говорит КАТЯ.

Она отврачивается, утыкается носом в батарею.

- Я полюбила Митю. Он занял место в моем сердце, в моей

жизни...

Она берет КАТЮ за плечо. КАТЯ вырывается.

- Ну и что! - кричит она, - Я тоже люблю одного мальчика!

Уткина,если хотите знать. И у меня будет от него ребенок!

КАТЯ бежит к дверям.

- Очень глупо, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, - Зачем тебе

сейчас ребенок? Ты сама еще маленькая девочка.

- А что мне по-вашему нужно? - кричит КАТЯ.

- Тебе нужно участвовать в конкурсе сочинений, - говорит МА-

РИНА ЕВГЕНЬЕНА.

КАТЯ, хлопнув дверью, выскакивает во двор.



ВЕЧЕР. ВОКЗАЛ. На платформе перед поездом "Москва-Ленинг-

рад" МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА прощается с мужем. Поправляет ему

шарф. По радио объявляют: "До отправления поеза номер шесть

Москва - Санкт-Петербург остается две минуты. Просим пасса-

жиров занять свои места".

- Ну, иди в вагон, Марина, - говорит ИВАН ЕфИМОВИЧ, -ре-

бята уже волнуются...

Расположившись в купе и открыв уже бутылки с пепси-колой,

дети машут МАРИНЕ ЕВГЕНЬЕВНЕ руками. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА сме-

ется, отмахивается.

- Катя так и не пришла, - говорит она, - Ваня, тебе зада-

ние: позвони ей, скажи, что я волнуюсь. Ну, иди уже, Ваня,

ты месяцами из дома не выходишь, а тут провожать меня от-

правился на ночь глядя.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА целует ИВАНА. Входит в тамбур вагона,

поезд трогается. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА машет рукой из-за спины

проводницы.

- Суп! Суп! Там суп грибной на плите, целая кастрюля! - кричит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

ИВАН ЕФИМОВИЧ машет рукой. Поезд уносится в даль.



ВЕЧЕР. ИВАН ЕФИМВИЧ идет по городу.



ЛЕСТНИЦА В ДОМЕ ДМИТРИЯ ЛЕОНТЬЕВИЧА. ИВАН ЕФИМОВИЧ звонит в МИТИНУ дверь. Ждет, проверяя у себя за пазухой заграничную бутылку вина. Поправляет шарф. Дверь открывается. На пороге стоит соседский ЛЕШКА.

- Я к Дмитрию Леонтьевичу, - говорит ИВАН.

- А его нет, - говорит ЛЕШКА.

- Он в цирке? - удивляется ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕИЧ, - Как же я так просчитался...

- Не-а, он в Питер уехал на три дня, - говорит мальчик.

ИВАН ЕФИМОВИЧ поворачивается, медленно спускается по лестнице.

- Да, верно, - бормочет он, -Как же я сразу не догадался...

ЛЕШКА с любопытством смотрит ему вслед.



ВЕЧЕР. ТАМБУР ВАГОНА. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА и МИТЯ стоят у окна. Поезд мчится в темноте, за окном мелькают огни.

- Когда еду в поезде, не могу спать, - говорит ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ, - Хочется пить чай из стакана в подстаканнике, спорить с пассажирами, курить в тамбуре, выбегать на станциях... Всегда кажется, что, когда приедешь, начнется какая-то совсем другая жизнь.

МАРИНА улыбается.

- Ты рассказываешь про какой-то совсем другой поезд. В Ленинград идут деловые, прозаические поезда Тут не успеешь постель рзобрать, как уже просыпаешься на перроне в Ленинграде. Пойдем-ка, детей проверим.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА открывает дверь в вагон.



ВЕЧЕР. ДВОР МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. КАТЯ с МАЛЬЧИШКАМИ сидит на качелях. Она видит, как по двору медленно идет ИВАН ЕФИМОВИЧ, смотрит на темные окна своей квартиры. Садится на лавочку у подъезда, потом как-то странно заваливается на один бок.

КАТЯ вскакивает с качелей.


- Дядя Ваня! - кричит она.

КАТЯ несется через двор к Ивану Ефимовичу.



ВЕЧЕР.ДВОР. У подезда МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ стоит "Скорая помощь". Стоит КАТЯ, МАЛЬЧИКИ и НЕСКОЛЬКО ЧЕЛОВЕК СОСЕДЕЙ. Санитары закрывают дверцы машины. "Скорая помощь" уезжает. КАТЯ срывается с места, бежит со двора, потом поворачивается, бежит в сторону своего дома.

- Ты куда? - кричит ей мальчик.

- Я полечу в Ленинград, скажу Марине! - кричит КАТЯ.

Она скрывается в своем подъезде.



УТРО. ВОКЗАЛ В ЛЕНИНГРАДЕ. По радио объявляют: "На седьмую платформу, левая сторона, прибывает поезд номер шесть из Москвы".

КАТЯ в сутолоке встречающих и носильщиков пробирается по платформе. Медленно подходит поезд.



В КУПЕ ПОЕЗДА. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА и МИТЯ, уже одетые в пальто, с сумками, открывают дверь купе. В коридоре полно народу. ШКОЛЬНИКИ с вещами уже стоят там. Поезд останавливается, ЛЮДИ продвигаются к выходу.

- Кажется, приехали, - говорит ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ.

Он смотрит в окно купе, видит КАТЮ на платформе. Стучит пальцем по стеклу, машет ей.

- Вон Катя уже нас встречает, а ты волновалась, - говорит МИТЯ.

- Ты видишь, как ее выкручивает! Как она хочет быть не как все, - сокрушается МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

Они, наконец, выходят из купе.


На платформе. КАТЯ видит своих ОДНОКЛАССНИКОВ, выходящих из поезда. Походит к ним.

- У Марины мужа вечером в больницу в сердечным приступом забрали.

РЕБЯТА смотрят на нее удивленно.

- А ты откуда знаешь, ты же с нами ехала, - говорит один мальчик.

КАТЯ смотрит на него презрительно.

- Куда ехала? Я только из-за этого и прилетела на самолете, у папы деньги вытащила, - говорит она, - А так-то, что я, Питера не видела? У меня вообще тут бабушка живет.

ДЕТИ растерянно смотрят на МАРИНУ ЕВГЕНЬЕВНУ и МИТЮ, выходящих из вагона.



ДЕНЬ. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА и ЖЕНЯ стоят под окнами больницы.

ЖЕНЯ тянет ее за руку. Из окна с вырезанным из белой бумаги, кривым номером палаты на них смотрит ИВАН ЕФИМОВИЧ. Он слабо помахивает им рукой.

- Пойдем, мама, - зовет ЖЕНЯ МАРИНУ ЕВГЕНЬЕВНУ.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА упирается. Плачет.

- Женя, я боюсь, - говорит она, - Я знаю, что я во всем виновата. Я боюсь к нему идти...

ЖЕНЯ обнимает МАРИНУ ЕВГЕНЬЕВНУ за плечи. Она оглядывает-

ся на ИВАНА ЕФИМОВИЧА в окне палаты.

- Я боюсь. Я боюсь, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

ИВАН ЕФИМОВИЧ сверху смотрит на них.



ДЕНЬ. ПАЛАТА БОЛЬНИЦЫ. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА обнимает ИВАНА.

Тот хлопает ЖЕНЮ по плечу. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА вытирает слезы

платочком.

- Ну, все, ложись, Ваня, ложись, - говорит она.


Они укладывают ИВАНА ЕФИМОВИЧА в постель. ИВАН ЕФИМОВИЧ

отмахивается от МАРИНЫ, опирается на руку ЖЕНИ.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА садится на кровать, а ЖЕНЯ на стул рядом.

- Ваня, мы тебе бульончик принесли, творог, - говорит она, - Отвар шиповника...

Она достает из сумки термос, свертки, баночки.

ИВАН ЕФИМОВИЧ отворачивается.

- Папа, ну, перестань, - говорит ЖЕНЯ, - Ты же обещал мне...

- Ваня, ну, прости меня, я виновата.

Она протягивает к нему руку. ИВАН ЕФИМОВИЧ накрывается с

головой одеялом. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА вздыхает. В палату входит

медсестра.

- Дмитриев,идите на процедуры, - говорит она.

Один больной откладывает журнал, встает с кровати. МАРИНА

ЕВГЕНЬЕВНА тоже встает.

- Доктор сейчас здесь? - спрашивает она медсестру.

Та кивает. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА выходит из палаты.

ИВАН ЕФИМОВИЧ откладывает одеяло, поворачивается к ЖЕНЕ.

- Папа, - говорит Женя, - Ну, что вам делить, ведь вы же все

старики, живите спокойно оставшиеся годы! Ведь ты же себя

до больницы довел!

- Это они меня довели, - обиженно говорит ИВАН ЕФИМОВИЧ.

Он гладит ЖЕНЮ по руке.

- Я только тебе верю, - говорит он.

- Тогда слушайся. Мама тебя любит, - говорит ЖЕНЯ.

ИВАН ЕФИМОВИЧ всхлипывает. ЖЕНЯ качает головой.



ЦИРК. ЗРИТЕЛЬНЫЙ ЗАЛ. Его готовят для представления.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ, сидя на барьере, надувает воздушные шары. Они стайками летают по арене, а он надувает все новые.


Собака МАША с лаем гоняется за ними. Художники связывают шары в гирлянды.



В зал входит ЖЕНЯ. Оглядывается. Увидев ДМИТРИЯ ЛЕОНТЬЕВИЧА, идет к нему по проходу между ареной и первым рядом

кресел.

Собака с радостным лаем кидается к нему. ЖЕНЯ прячет руки

в карманы пальто. Забирается на барьер. Склоняется над стариком.

- Здравствуйте. Я - Женя, сын Марины Евгеньевны, - говорит

ЖЕНЯ.

МИТЯ поднимается. Изумленно смотрит на ЖЕНЮ.

- Здравствуйте. А я - Дмитрий Леонтьвич, - говорит он.

Он протягивает ЖЕНЕ руку, тот пожимает ее.

- Я хочу вам сразу сказать, что я люблю Марину.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ смотрит ЖЕНЕ прямо в глаза.

- Я знаю, зачем вы пришли. Я знаю, Иван Ефимович в больнице,

и всякое такое. Все переживают... И вообще - это не положено:

любить в моем возрасте. Но я именно сейчас ее повстречал, и я

не могу жить без нее и не буду. Да. Вот именно. У нас правила

такие...

ЖЕНЯ соскакивает на арену. Задирает голову, оглядывая ку-

пол цирка. Пинает шары ногами. Шары разлетаются.

Собака бегает за ними. ЖЕНЯ с опаской косится на нее.

- А зачем вам столько шаров? - говорит ЖЕНЯ.

- Вот, подрабатываю помаленьку. У детей каникулы.

ЖЕНЯ берет один шарик, надувает его, выпускает летать

вместе с остальными шарами.



ВЕЧЕР. ДВОР МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. ЖЕНЯ, руки в карманах,

идет по двору. Смотрит на окна родительской квартиры. В окнах


горит свет.

ЖЕНЯ пинает льдинку ногой, потом другой ногой, еще раз.

Льдинка улетает, разбивается о водосточную трубу. ЖЕНЯ останавливается.

- Черт его знает! - говорит он сам себе.



ВЕЧЕР. КУХНЯ В КВАРТИРЕ МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА ставит перед ЖЕНЕЙ на стол тарелку с макаронами, посыпает их сыром, придвигает к нему поближе.

- Ешь, - говорит она. - Вот соус.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА придвигает соус в бутылочке. ЖЕНЯ молча

ковыряет вилкой макароны. Медленно жует.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА смотрит на него, вздыхает.

- Ну, что ты молчишь? Говори что-нибудь. Мы же не вечно

будем вместе, чтобы нам вот так молчать друг с другом, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

ЖЕНЯ перестает жевать, они смотрят друг на друга. МАРИНА

ЕВГЕНЬЕВНА усмехается.

- Детям говорят: "Когда я ем, я глух и нем", потому что у

них вся жизнь впереди. А мы, старики, должны разговаривать

во время еды, у нас мало времени, нам скоро расставаться, - говорит она.

ЖЕНЯ, наконец, улыбается, поливает макароны соусом.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА сидела, подперев голову рукой, совсем

как старушка, а ее сын говорил.

- Раньше, когда я был школьником, а потом студентом, я любил приходить с уроков домой, и чтобы дома никого не было. Я слушал радио, или валялся с книжкой на диване, или разглядывал марки. И мне было хорошо одному, я боялся, что кто-нибудь придет и разрушит мир моего уединения. Станут ругать, проверять уроки, заставлять обедать. Я любил сам себе заварить чай и пить его из папиной кружки. А теперь я хочу, чтобы обязательно кто-нибудь всегда был дома, чтобы ты всегда была дома, мама. Знаешь, я боюсь каждый раз, проходя по двору, что увижу темные окна в вашей квартире.

- Наконец-то ты приехал, Женя. Женечка. Мы так тебя ждали, и я, и папа. Ждали-ждали...

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА достает мужской платок в синюю клетку и сморкается в него, чтобы скрыть слезы.



НОЧЬ. ЖЕНЯ лежит в постели. Горит ночник. МАРИНА ЕВГЕНЬ-

ЕВНА подсаживается к нему в ноги. В руках у нее - фигурка

пограничника с собакой.

- Помнишь эту собаку? - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА, -Это я

купила на Тишинке тебе на память. Помнишь, ты звонил зимой в

воскресенье? В тот день, когда я встретила Митю...

МАРИНА отворачивается.

ЖЕНЯ берет у нее из рук собаку, разглядывает ее. МАРИНА

ЕВГЕНЬЕВНА поправляет ему подушку, подтыкает одеяло.

- Помнишь эту собаку, как ты ее боялся?

- Не то слово! Из-за нее у меня до сих пор душа в пятки уходит,

когда я встречаю любую, даже самую паршивенькую, собачонку, -

смеется ЖЕНЯ.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА ставит собаку на тумбочку возле ЖЕНИНОЙ

кровати.

- Ну, спи, спи, уже ночь, - говорит она.

Она целует ЖЕНЮ, выключает ночник. Хочет уйти.

- Знаешь, мама, - говорит ЖЕНЯ в темноте, - Я сегодня видел

твоего Митю.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА молчит. ЖЕНЯ тоже молчит.

- Ты полюбил его? - говорит, наконец, МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

- Да, - говорит ЖЕНЯ в темноте.

- Ну, ладно, тогда спи, - говорит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

Она выходит из комнаты.

ЖЕНЯ лежит в темноте. Потом зажигает ночник, с опаской смотрит на пограничника с собакой.

Достает с полки статуэтку, прячет ее в тумбочку возле кровати. Выключает свет. Потом опять включает. Достает статуэтку, перепрятывает ее в другой ящик. Закрывает его на ключ.

- Вот так! - говорит он злорадно, - У нас правила такие!

Он сует ключ под подушку.



ДЕНЬ. БОЛЬНИЧНАЯ ПАЛАТА. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА наливает бульон в два стакана и в крышечку от термоса. Дает стаканы ИВАНУ ЕФИМОВИЧУ и ЖЕНЕ.

- Ну, давйте, за примирение, - говорит она.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА поднимает крышечку с бульоном, как бокал с вином. Чокается с ИВАНОМ ЕФИМОВИЧЕМ и с ЖЕНЕЙ. ЖЕНЯ смеется.

- Мама, я не хочу бульона, я еще не успел проголодаться.

- Обязательно, - говорит она, - За папино выздоровление.

ЖЕНЯ пьет бульон.

Сама же МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА отпивает маленький глоточек и ставит крышечку на тумбочку. Пододвигает к ИВАНУ ЕФИМОВИЧУ баночку.

- Ваня, съешь котлетку куриную, - говорит она.

Тот берет котлетку, откусывает, вяло жует, остальное откладывает назад в баночку.

- Не хочется, - говорит он.

- Ну, что ты, Ваня, слабый такой, - говорит МАРИНА.

ИВАН ЕФИМОВИЧ откидывается на подушку.

- Ну, полежи, отдохни, - говорит МАРИНА.


Она поправляет ему одеяло, оглядывается на ЖЕНЮ.

- А ты должен все съесть, - говорит она.

ЖЕНЯ, кивая, покорно жует котлету.



ДЕНЬ. ПО УЛИЦЕ идут МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА с МИТЕЙ. МИТЯ несет МАРИНИНУ сумку, из которой выглядывает термос.

МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА вдруг останавливается, смотрит на МИТЮ.

- Хочешь бульончику? - говорит она, - Мне кажется, что ты голодный.

МИТЯ удивленно смотрит на нее. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА хватает его за руку и затаскивает в подворотню.

В ПОДВОРОТНЕ. МИТЯ пьет бульон из крышечки термоса. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА разворачивает сверток.

- Вот котлетку еще съешь,последняя осталась, - говорит она.

МИТЯ берет двумя пальцами котлету, откусывает.

- Люблю котлеты,.. - говорит он.

- Вот. Сама вертела, - радуется МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

- С макаронами. И солёным огурцом, - серьёзно говорит ДМИТРИЙ

ЛЕОНТЬЕВИЧ, - Еще грибной суп люблю и томатный сок. Могу сразу выпить трехлитровую банку. Люблю пятницу вечером. Белые ночи в Ленинграде. Тишинский рынок, ночной цирк. Вообще ночь. Люблю купаться в реке. Когда начинается ливень. День Победы. Соседского мальчика Лешку. "Вечерние огни" Фета". Тебя люблю. Зиму и лето. А весну и осень не люблю. Была бы зима года два, а потом - года три лето. Жаль, что уже март. Не люблю, когда что-нибудь кончается... Из подворотни видно, как по улице спешат люди, едут потоком автомобили.



ДЕНЬ. ДВОР МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. На качелях сидит в одиночестве КАТЯ. 


Она видит, как во двор входит МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА.

КАТЯ вскакивает, бросается к ней.



Они вдвоем сидят на качелях.

- Я горжусь вами, - говорит КАТЯ, - Тем, что вы любите.

Что вы смогли полюбить Митю. Я не могу никого полюбить, хотя мне семнадцать, а вам семьдесят. Это я, я должна любить...



КАТЯ пьет бульон из крышечки термоса. А МАРИНА кормит собаку недоеденной кем-то котлетой. КАТЯ отдает ей крышку.

Встает.

- Ну, я пошла. Мне надо черновик переписывать для конкурса. Вечером позвоню. Все будет хорошо. Дядя Ваня поправится.



КАТЯ уходит. Оборачиваясь, машет рукой МАРИНЕ ЕВГЕНЬЕВНА.

- У нас правила такие! - кричит КАТЯ.



МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА , сидя на качелях, завинчивает термос, кладет его в сумку. Улыбается, покачиваясь. Потом перестает покачиваться.



ВЕЧЕР. МАРИНА ЕВГЕНЬЕВНА неподвижно сидит на качелях.

ЖЕНЯ входит во двор. Идет, смотрит на окна своей квартиры. В окнах темно. ЖЕНЯ удивленно пожимает плечами.



КВАРТИРА МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. Входит ЖЕНЯ. Зажигает свет в прихожей. Скидывает пальто. Заходит в комнату.

В КОМНАТЕ. ЖЕНЯ зажигает там свет.

В ДРУГОЙ КОМНАТЕ. ЖЕНЯ зажигает свет. Комната пуста.


НА КУХНЕ. ЖЕНЯ включает радио. Ставит чайник на плиту.

Садится на стул, смотрит на часы. Пожимает плечами. ЗВОНИТ

ТЕЛЕФОН.

ЖЕНЯ снимает трубку.

- Да, - говорит он, - Марины Евгеньевны нет. Здравствуй, Катя... Пошла домой?.. Во дворе на качелях и пошла домой?..

ЖЕНЯ вскакивает. Делает шаг к окну. Всматривается в темноту. Видит на качелях чью-то темную фигуру.

ЖЕНЯ бросает трубку, выскакивает из кухни.


ЛЕСТНИЦА. ЖЕНЯ сбегает вниз.


ДВОР. ЖЕНЯ выбегает из дома, бежит к качелям.


ДЕНЬ. ПЕРЕДНЯЯ В КВАРТИРЕ МАРИНЫ ЕВГЕНЬЕВНЫ. Темным платком занавешено зеркало. В комнате из нескольких столов составлен один длинный стол. Со стола уже все убрано, только в беспорядке стоит несколько рюмок и бокалов. Иван Ефимович и Женя сидят за столом. Перебирают фотографии.

- Я без тебя не уеду, - говорит ЖЕНЯ, - Пойми, я не могу оставить тебя одного...

- Я не один, - говорит ИВАН ЕФИМОВИЧ.

Он выбирается из-за стола.


ВЕЧЕР. КВАРТИРА ДМИТРИЯ ЛЕОНТЬЕВИЧА. Лешка ведет ИВАНА, одетого в пальто, по коридору. Остановившись у дверей кладовки, кивает на нее ИВАНУ ЕФИМОВИЧУ. Тот заходит внутрь.


В КЛАДОВКЕ. ИВАН ЕФИМОВИЧ видит ДМИТРИЯ ЛЕОНТЬЕВИЧА, сидящего на табуретке у распахнутого окна. ИВАН молчит. ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ смотрит на него.

- Вот мы и остались с тобой одни на белом свете,..- говорит ИВАН.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ молчит. ИВАН проходит в комнату.

- Расскажи мне про Марину, - говорит он.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ поднимается с табуретки.

- Сияла ночь. Луной был полон сад, лежли Лучи у наших ног в гостиной без огней, - говорит он.


ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ опускает иглу на вертящуюся пластинку.

СТАРАЯ ПЛАСТИНКА ШИПИТ. НАЧИНАЕТСЯ ФОРТЕПИАННОЕ ВСТУПЛЕНИЕ. Потом ЗВУЧИТ ГОЛОС ПЕВЦА: "Сияла ночь. Луной был полон сад, лежали Лучи у наших ног в гостиной без огней."


Кто-то в доме напротив, выглянув во двор на звуки романса, видит двух стариков. стоящих у распахнутого освещенного окна.


Где-то на верхних этажах зажглось несколько окон. Из каменного колодца двора на волю, в вечернее небо улетают слова песни: "А жизни нет конца, и цели нет иной, Как только веровать в рыдающие звуки. Тебя любить, обнять и плакать над тобой". 


источник публикации



В конец страницы
На главную
Контакты


НаверхНа главнуюКонтактыВыставочная компания Эксподиум
Дизайн: SASHKA